logo

МИССИОНЕРСКИЙ ОТДЕЛ



3

ЦЕНА «СОСЕДСТВА» С ТИТУЛЬНОЙ РЕЛИГИЕЙ В ХАНСКОМ БАХЧИСАРАЕ

«В начале XVIII в. В 1704 г., при хане Гази-Гирее с его разрешения, приехали в Крым иезуиты для совершения богослужения католиков и устроили в Бахчисарае небольшую церковь. Но в том же году Селим-Гирей пришел в неистовство, когда увидел над церковью иезуитов нечто вроде колокольни, колокол и окна, выкрашенные зеленою краскою. В гневе он уничтожил эту церковь и много богатых армян и греков были заключены в оковы и получили свободу только за большой выкуп(32). Иезуиты возобновили свою церковь, а в 1707 г. при хане Девлет-Гирее II завели школу (коллегию) и библиотеку, которая существовала до взятия Бахчисарая Минихом (1736 г. – авт.). Интересно, что пропаганда иезуитов не имела никакого успеха среди греков. Вообще христианские исповедания жили между собой согласно. Преимущество принадлежало армянам, и положение их было лучше; но многие из них, вследствие притеснений татар, переселились в Каменец, Львов, Молдавию и Валахию»
В марте 1777 года «Девлет-Гирей-хан, желая ограбить караимов, живущих в Чуфут-Кале и монахов Успенского монастыря, взвел на них ложное подозрение, будто они нашли на земле монастырской сосуд, наполненный золотом, и приказал наполнить такой сосуд золотом и возвратить ему. Все наше (каимское – авт.) общество пришло в уныние, а жители монастырской обители были схвачены и, скованные, брошены в заключение, и мучимы разными истязаниями, чтобы вынудить сознание, кто нашел клад… Сосуд этот мог вместить около 100 ок(33) воды. Мы не знали, что делать, потому что если бы отдали все свое имущество, то и тогда не были бы в состоянии выплатить тысячную долю этой суммы… Но слава Богу, что не оставил нас без покровителей и защитников: знаменитый наш гахам, ханский сановник Вениямин-Ага, предстал пред ханом в качестве посредника и выпросил согласия его на сумму 1200 груш (род татарской монеты – авт.), которую выдало наше общество, пожертвовав всякий по своему состоянию. Монахи тоже должны были внести 1000 груш, после чего были освобождены из заточения»(34).

ЗА СЧЕТ ЧЕГО ЖИЛИ, КОРМИЛИСЬ, ОДЕВАЛИСЬ И БОГАТЕЛИ КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ

«Международные отношения татар с русскими главнейшим образом выражаются в подарках и грабежах. Татары под мирными отношениями всегда понимали подарки и дань, а потому русское государство, чтобы избавить свои южные пределы от их частых нападений, давало им подачки. Все члены государственной организации, все первостепенные беи, все мурзы и мало-мальски заметные люди крымского юрта, за великое одолжение сидеть на месте и не тревожить пределов России, получали от ее правительства определенные подарки, состоявшие в деньгах и мягкой рухляди(35). Ежегодно, в определенное время, крымский юрт отряжал к русскому двору посольства для взыскания дани. Хан, как глава юрта, посылал пять послов и бесчисленное множество гонцов; калга(36) и нуреддин(37) по три посла. За тем матери хана и прочие жены его отца, жены хана, жены каждого царевича, жены калги и Нуреддина, их дети и жены их детей, царские дочери и вдовы царевичей – все порознь имели своих послов и гонцов. За царственными особами следуют беи(38) пяти родов, беи второстепенных родов и мурзы(39), которые также порознь посылали своих послов. Все государственные чины, начиная от хан-агасы(40), царского садовника и до начальника придворных музыкантов, также имели своих послов и гонцов. Все эти послы и гонцы, соединяясь вместе, составляли татарское посольство и снабжались грамотами. Первая была ханская, и в ней расточались уверения в том, что хан будет приятелем приятелей русского царя и неприятелем его неприятелей, и что он опять будет жить в мире и согласии не коснется русских пределов. Грамота оканчивается требованием условленной дани.
За ханом пишет калга, за калгою нуреддин, и оба повторяют тоже самое, что содержится в грамоте хана, наконец требуют дани. За тем идут грамоты царевичей, пяти родов, беев второстепенных, мурз, государственных сановников и пр. и пр., в которых повторяются уверения в любви и дружбе и требования подарков. Все послы, получивши грамоты и выстроившись на Моравском тракте (дела Посольского Приказа) в длинную вереницу, держали путь в Москву; там они представлялись царю и правили каждый свое. Всех послов нужно кормить и обдарить. По установившемуся обычаю, русские цари принимали крымское посольство торжественно и отвечали хану тем же посольством, которое везло с собою установленные подарки и подробную им роспись. Русское посольство представлялось хану также торжественно. Посольства были большие, т. е. в полном составе и малые (статейный список 1681 г.). Но для русских царей и те и другие были невыносимы, потому что повторялись ежегодно, а иногда и ежемесячно. Как скоро новый хан вступал на престол (а это случалось часто), то сейчас же отряжалось посольство к царю с извещением о важном событии. Не полно написанный титул хана давал достаточный повод к посольству. Если приближалось время большого посольства с требованием дани, то русских царей извещали об этом особым посольством; если же почему-нибудь подарки присланы не сполна, то для истребования недостающих подарков отправлялось вновь посольство…
Все чины государственной организации юрта и все высшее сословие одевалось на счет русского двора. Число соболей и кун (куньего меха – авт.), равно как и число рублей для каждого чина или мурзы, было определено и требовалось с таким нахальством, что нередко мурзы угрожали царям содрать с его послов, если чего не достанет по уговору (дела Посольского Приказа 1637 г.). В 1648 году царь предлагал хану запретить мурзам обращаться к нему с грамотами и непосредственными просьбами о жалованье, но хан этого сделать не мог (дела Посольского Приказа 1648 г.). Частые посольства татар, состоя нередко из ста человек, которых нужно было прокармливать и обдаривать, равнялись также набегу. Это вынудило русских царей требовать уменьшения числа членов посольства, но оно по прежнему состояло из целого отряда…
Крымские татары, питаясь и одеваясь на счет международных отношений, на этот же счет строили города и крепости. В 1592 г. Татарское посольство требовало у русского царя деньги на постройку городов тоже как обычной дани, а в 1631 г. укоряло его за то, что г. Перекоп обветшал, и что, следовательно, царь должен дать денег на подновление его… Нет сомнения, что многие города Крыма обязаны своим существованием русским деньгам»(41). В первой половине XVII в. расходы русского государства на дань (поминки) Крымскому хану и его челяди по заниженным расчетам историков доходили до 1 млн. рублей(42).
«Средний годовой расход за весь период превышает 26 тыс. рублей. По тем временам сумма эта была весьма значительной. Укажем для сравнения, что в 1640 г. на построение двух городов – Вольного и Хотмышска – было отпущено из казны 13.532 рубля. Следовательно, на крымские расходы можно было сооружать ежегодно по крайней мере по четыре города, подобных Вольному и Хотмышску»(43).
Следует при этом добавить, что государственные и расходы частных лиц на выкуп пленных в целом исчислению не подлежат, так как государство лишь частично погашало выкупную сумму. Остальная же часть средств погашалась родственниками полоняников. «Во всяком случае, в течение только первой половины XVII в. за захваченный на Руси полон татары должны были выручить много миллионов рублей»(44).
Материальные и культурные потери России в результате грабительских набегов татар в виде уничтоженных городов, сел, монастырей и другого имущества колоссальны и не могут быть выражены в денежном эквиваленте.

«НЕ ВЕЛИШЬ МНЕ ПОЙТИ НА МОСКОВСКОГО И ВОЛОШСКОГО, - ИНО ЧЕМ МНЕ БЫТИИ СЫТУ И ОДЕТУ?»

Другим основным способом обогащения Крымского ханства служил ясыр(45), который добывался в результате постоянных опустошительных набегов на соседние государства.
«Крымские татары были чужды культуре, не знали промышленности, жили разбоем, грабежом и чужими трудами. Турки, говорит профессор Смирнов(46), старались создать из крымцев в своих видах поголовную разбойничью кавалерию, всякую минуту готовую идти куда угодно в набегах, и уничтожили в крымских татарах стремление к мирной трудовой жизни, приучив их жить насчет добычи, награбленной во время набегов по турецкой надобности» и «если крымцы отказывались от похода, когда их натравливали турки, то разве только сытая лень была тому побудительной причиной». Татары нападали на Московское и Польско-Литовское государства, на волохов(47), черкесов, персов. Относительно набегов на Польшу хан еще спрашивал согласия (турецкого – авт.) султана, быть может потому, что она платила щедрее и исправнее поминки, но для набегов на Московское государство разрешения султана не требовалось. Нападения на соседние страны сопровождались, кроме грабежей, опустошениями, разорениями, выводом в Крым многочисленных пленных. Грабительские набеги крымцев на Польшу, Литву и Россию начались при Менгли-Гирее и усилились при сыне его Мухаммед-Гирее, который вывел в Крым будто бы 800 000 пленных, и если эта цифра значительно преувеличена, то все же выведено было этим ханом огромное число людей. Этот же хан писал султану: « не велишь мне пойти на Московского и на Волошского, - ино чем мне бытии сыту и одету?»
Еще Герберштейн(48) в половине XVI в. метко указал, что сила крымских татар заключалась в соперничестве Русского и Польского государств, старавшихся поднимать хана друг на друга и откупаться подарками от нападений его на собственные их украйны. Целые века продолжалось крымское иго над Русью, состоявшее в получении ежегодной дани в виде «поминков», с XVII в. со времени Джанибек-Гирея, по определенной, составленной в Крыму росписи; грабительских набегах и уводе в неволю множества пленных. Но за то, по верному замечанию профессора Бережкова(49), с окончанием польского вопроса должен был разрешиться и крымский, как его неизбежное следствие».

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХАНСКОГО ВОИНСТВА

Для объективного освещения вопроса о духовно-нравственном состоянии ханского воинства, приведем хорошо известные характеристики, данные крымским татарам их единоверцами – турками-османами. В, частности, турецкий путешественник середины XVII века Эвлия Челяби, два года проживавший в Крыму в 1666 – 1667 гг., пишет о крымских татарах следующее.
«…татары захватили земную поверхность… слава Богу, на народ татарский этого Крымского острова. Величайший Творец обратил благосклонный взор. В какую бы сторону они ни обратились, они всегда выходят победителями и приносят в землю неверных беспокойство и суматоху. Все неверные в своих странах боятся татар. Им нет пощады, и они остаются в безверии. Слава Богу, этот народ татарский – правоверные единобожники, сунниты. Их община подобна полку муджахедов-газиев(50)… На все стороны света они идут на государства неверных, обреченных попасть в ад, грабят их и уводят, стенающих в плен. Они захватывают детей и взрослых жен и дочерей. Пленников с разбитыми сердцами и связанными ногами они всячески мучают, кормят их конской кожей, внутренностями и кишками. Всех неверных с детьми и родственниками они отправляют в земли ислама, где те удостаиваются счастья быть обращенными в мусульманство…
Действительно, татарский народ – это народ беспощадный. С помощью Бога они стали мощной преградой рода Османов, и со всеми неверными они ведут битвы, сражения, войны и смертоубийства. Это очень богомольные и не слишком обременяющие себя (запретами) воины. А если рядом с ними оказываются ногайцы, они (вовсе) перестают отличать дозволенное от запретного…
Они – полк газиев-муджахедов …
Среди татарского народа нет брани и злобы, спеси и гневливости, вражды и порицания. Они очень стыдятся друг друга. Если кто-нибудь бранится и ссорится, другие люди их презирают. Их гнев и вражда выражается в грабеже и разбое, а гнев их – от Бога»(51).
«…его (бахчисарайские – авт.) военные отряды беспощадные убийцы и кровавые газии»(52).

 
назад 3 далее

Крымская Лавра ©2007-2014


webmaster