ИНФО:Статья "Выступление игумена" с.1

игумен Силуан

Я не предам своей Веры.

Выступление наместника Бахчисарайского Свято-Успенского монастыря архимандрита Силуана

Теплым и солнечным зимним днем 23 января 2007г. в Бахчисарайской райгосадминистрации прошло совещание во главе с председателем гор­администрации Ильми Умеровым и председателем районного Совета Александром Таряником, на которое были приглашены представители всех районных и городских структур: архитектуры, земельной, милиции, СБУ, дирекция заповедника, а также настоятель Свято-Успенского Бахчисарайского монастыря архимандрит Силуан.

Речи председателя И. Умерова и всех выступающих сводились к одному - требованию отдать городским властям нижнюю площадку монастыря. Председатель районного Совета А. Таряник официальны ми фразами выдвинул ультиматум: либо настоятель отдаст 1.3 25 кв. м городскому Совету, либо через суд будет решаться вопрос о легитимности госакта.

Архимандрит Силуан, настоятель Свято-Успенского монастыря, г. Бахчисарай:

Уважаемые присутствующие!

В Православии существует такая традиция: в последнее воскресенье перед Великим постом (оно называется Прощеным воскресеньем) все христиане приходят в церковь попросить друг у друга прощение. То есть на протяжении всего года до Великого поста, от поста до поста, каждый человек в чем-то согрешает - словом, делом, взглядом, обидами на другого. И в данной ситуации, чтобы разрубить греховный круг, мне хочется именно у Ильми Рустемовича попросить прощения за те хлопоты и беспокойства, которые я вольно или невольно причинил.

Потому что Господь наш Иисус Христос сказал нам такие прекрасные слова: "А я говорю вам любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас" (Мф. Гл.5, п.44). В связи с этим я прошу прощения. На меня постоянно пишут всякие клеветнические статьи, обзывают в этих статьях, всячески угрожают. И в данный момент звучит такое отвратительное слово - "конфликт". Но есть противоположное ему слово "экстремизм". Я думаю, что эти слова не надо употреблять. Пусть они лучше будут где-то далеко.

Также мне хотелось сказать о моем глубоком уважении к вере исламской. Потому что кто из правоверных мусульман может обвинять меня в том, что я обидел какого-то мусульманина, что-то у него украл, кого-то обозвал, кого-то неправомочно выгнал или о чем-то порицал человека. Мне хотелось сказать о глубоком уважении к Вере исламской, к каковой относится часть присутствующих, зная, что они, так же, как и я, являются людьми верующими. Ибо нигде в Коране не преподается враждебность, ненависть или месть по отношению к христианам.Как отмечали все исследователи Корана, в нем, по сути, с христианами нет даже полемики, а обращение всегда дружеское. Вспомним, что пророк Мухаммед проповедовал, когда христианству было уже 600 лет! Это исторический факт, который опровергнуть невозможно!

Считаю необходимым это сделать, чтобы не было недомолвок, передергивания того, что здесь будет сказано как всеми присутствующими, так и мною. А также для того, чтобы ярлык бескомпромиссного упрямца, которым меня окрестили, был понятен всем. Чтобы руководители города и района видели в моем лице руководителя Православного учреждения, а не их послушного подчиненного, каковым я для них не являюсь.

Думаю, что нет нужды говорить о положении монастыря как юридического лица. Это известно. Я считаю необходимым как руководитель Православного христианского монастыря и как священник сказать о следующем.

Как руководитель любой организации, подчиняющийся требованиям Закона, я также ОБЯЗАН подчиняться законам Святой Православной Церкви в первую очередь.

Для меня как для священника - это Правила Вселенских Соборов.

Ст. 24 Правил Святого Вселенского IV Собора, Халкидонского, 451 года, гласит следующее:

"Единожды освященным, по изволению епископа, монастырям пребывать монастырями навсегда: принадлежащие вещи сохранять, и впредь не быть оным мирскими жилищами. Попускающие же сему быть да подлежат наказаниям по правилам".

Ст. 12 Правил Святого Вселенского VII Собора, Никейского, 787 года, гласит:

"Если кто, епископ, или игумен, окажется что-либо из угодий, принадлежащих епископии, или монастырю, продавшим в руки властей, или отдавшим иному лицу: не твердо да будет оное отдание по правилу Святых Апостолов. Если употребят лукавый оборот, и властелин перекупит землю у клирика, или земледельца: то и в сем случае продажа будет недействительна, и проданное да будет возвращено епископии, или монастырю: а епископ, или игумен, тако поступающий, да будет изгнан: епископ из епископии, игумен же из монастыря, яко зле расточающие то, чего не собрали".

Так неужели же я могу хоть на долю секунды усомниться в правоте этих слов и не следовать им?

Так могу ли я как священник, наместник, вопреки Правилам, отдать то, что принадлежит не мне лично, не братии монастыря, а Всевышнему?

Могу ли я согласиться на то, чтобы было отобрано возвращенное обители по праву?

Мы знаем, что Советская власть незадолго до своего падения исправила самую страшную ошибку, допущенную ею, ошибку, которая повлекла ее падение - верующим всех конфессий были возвращены храмы и сохранившееся имущество.

Почему верующими мусульманами мне в вину ставится моя Вера?

Только потому, что я не предаю своей Веры в угоду чьим-то желаниям?

Почему, будучи людьми верующими, уважая свою веру исламскую, свои исламские Святыни, от меня требуют, чтобы я отказался от своей Веры и своих Святынь?

В Суре 5 № 85 (82) говорится следующее: "...ты, конечно, найдешь, что самые близкие по любви к уверовавшим те, которые говорили: "Мы - христиане!". Это потому, что среди них есть иереи и монахи и что они не превозносятся". (Коран, пер. И. Ю. Крачковского).

Известно, что монастырь насчитывает не многолетнюю, а многовековую историю. Коротко говоря об истории обители, хочу напомнить всем, что многие века мирно жили наместники монастыря и крымские ханы. Из истории известно, что хан, выступая в походы, приходил в монастырь и ставил пудовую свечу.

Очевидно, что хану Православный Крест пройти в обитель не мешал. Очевидно, потому, что ханы хорошо знали Коран, в котором Иисус Христос преподается как один из пророков истины до пророка Мухаммеда.

Сура 3 "Семейство Имрана": "Вот сказал Аллах: "О Иисус! Я упокою тебя, и вознесу тебя ко мне, и очищу тебя от тех, которые не веровали..."

Ни в одном документе истории нет данных о том, что ханы требовали убрать монастырь, забрать его землю.

Поэтому мысль о том, что восстановленные Святые Врата с Православным Крестом не позволят проходить под ним верующим иных конфессий, говорит только о незна н ии истории и Корана, в Суре 2 № 81 (87) которого говорится следующее:

"...и мы даровали Иисусу, сыну Марии, ясные знамения и подкрепили его духом святым. Неужели же каждый раз, как к вам приходит посланник с тем, чего ваши души не желают, вы превозноситесь? Одних вы объявили лжецами, других вы убиваете".

Почитаемый и уважаемый всеми крымскими татарами известный писатель, поэт, общественный деятель Исмаил-бей Гаспринский, бывший в 1878-1883 гг. городским головой Бахчисарая, неоднократно встречал хлебом-солью архиереев, прибывавших в город и монастырь.

Известен исторический факт, когда 15 июня (по старому стилю) 1899 года происходила встреча с Николаем, епископом Таврическим и Симферопольским, святителем Алеутским и Аляскинским, широко известного мессионерскими трудами в Америке, ревнителя архипастырской деятельности в России, в его первый приезд в Бахчисарай после назначения на кафедру в Крым.

Владыка прибыл в Бахчисарай поездом в полдень. На вокзале его встречали городской голова Мустафа-Мурза Давидович, архимандрит Успенского Скита Исидор, настоятель Бахчисарайского Свято-Троицкого собора протоиерей Караникола, мусульманское духовенство во главе с муллой Эмиром Эффенди. Это также исторический факт, опубликованный в честь празднования 50-летия восстановления Бахчисарайского Свято-Успенского скита и 100-летия существования Бахчисарайского Свято-Никольского собора в Таврических епархиальных ведомостях в 1900 г., № 17, с. 1212-1217.

От мусульман города епископа Николая приветствовал мулла Эмир Эфенди, "который на татарском языке сказал речь, которая была тут же переведена на русский язык учителем русского класса при Зынджырлы Медресе И. Ч. Лемановым". Он сказал: "Пользуясь приездом Вашего Преосвященства в наш город, и мы, представители духовенства местных мусульман, считаем за высокую честь для нас встретить Ваше Преосвященство. Занимаемый Вашим Преосвященством высокий пост и широкая плодотворная деятельность в разных местах доселе явно свидетельствуют о высоких качествах Вашего Преосвященства. Во всех духовных книгах говорится, что лицам духовного сана, в особенности их главам, должны быть присущи высоконравственные качества. Жизнь же Вашего Преосвященства полна стольких высоконравственных подвигов, что явно говорит о присутствии в Вашем Преосвященстве этих качеств. Религия и вера присущи сердцу и совести каждого человека, и мы, представители мусульманской религии, хотя далеко не можем равняться с Вашим Преосвященством, но как духовные представители одного народа, уважаем и чтим в Вашем Преосвященстве духовное главенство родственного нам по отечеству народа (русского) и очень рады, что имеем честь видеть Ваше Преосвященство и выразить наши искренние чувства".

В ответной речи, обращаемой к мусульманскому духовенству Бахчисарая, Владыка Николай сказал:

"Хотя мы и различаемся по вере, тем не менее вражды и неприязни между нами не должно быть. И чтимый Вами Магомет, и вы, его представители, признаете, насколько я знаю, в лице Иисуса Христа Великого Пророка, и нет сомнения, что лучшее в вашем учении почерпнуто из его учения. Мне кажется, что если вы приблизитесь к нам еще более, чем ныне, и еще короче ознакомитесь с нашей верой, то препятствий к нашему ДУХОВНОМУ ЕДИНЕНИЮ БУДЕТ ЕЩЕ МЕНЬШЕ. Молю Бога, чтобы это время скорее наступило. Аминь".

В тот же день Владыка Николай посетил не только Свято-Никольский собор и Успенский скит, но и Ханский дворец, ханское кладбище, зашел в ханскую мечеть, где хранится древний Коран. Почему, потому что я скажу вам, если я зайду в мечеть или вы зайдете в православный храм, я не думаю, что человек осквернит храм или мечеть, или я потерплю какое-то осквернение.

После беседы с хатибом мечети был принят городским головой Мустафой-Мурза Давидовичем и присутствовал на свадьбе его дочери, после чего отбыл в Успенский скит.

Я не хочу никого и ни за что агитировать. Никого ни в чем упрекать. Я навсегда остаюсь тем, кто я есть сейчас. Я только хочу понять, по какой причине часть именно монастырской земли следует отдать под торговлю и автостоянку?

Почему камнем преткновения становятся Святые Врата монастыря? Если они стояли, и никто иной, как власти и как вы, Петров Евгений Владимирович (директор заповедника), должны быть ревнителями их восстановления, а также реки Чурук-Су. Потому что мне стыдно. Можно это и не строить, или не при мне или при вас построить, это вековая традиция. Неужели к вам в городскую администрацию ездят только представители Турции и мусульман, что вы обязаны замыкаться только в этом мире? Почему вы как глава администрации, когда к вам приедут любые гости, не можете привести их в Успенский монастырь? Есть какой-то запрет? Или между нами существуют какие-то договоры, что мы друг друга не пускаем или не можем терпеть?

Почему в желании обустроить территорию монастыря нужно монастырь обвинять, а не радоваться этому?

Почему нужно с пиететом относиться к Святыням татарским, караимским, иудейским, попирая Святыни обители?

начало 1 вперёд


Крымская Лавра ©2007-2014


webmaster