ИНФО:Статья "Выступление игумена" с.2

Городом определена территория для торгующих, но почему-то ни власти города, ни власти района не хотят исполнить свои же собственные решения в части их выполнения, а идут на поводу нарушителей местного закона, которым являются решения исполкома.

Действительно, район Салачика невелик и вмещает в силу своего положения много памятников истории, которые действительно хотят увидеть многие люди. Но ведь и эта небольшая территория дает возможность ситуацию привести в нормальное состояние, а не доводить ее до абсурда и совершенно ненужного противостояния. Только непонятно, почему ВСЕ вопросы нужно разрешить только за счет монастыря, а не за счет приведения всех требований в желаемое состояние для ВСЕХ, только за счет обители?

В Государственном архиве АР Крым имеется старинная карта района Салачик с территорией монастыря. Специалистами-картографами эти границы были нанесены на существующую карту с границами. Стало ясно, что возвращено меньше земли, а место, где находились Святые Врата, стоявшие в границах территории, располагается практически там, где они предполагаются.

С учетом всего сказанного, желая снять с себя обвинение в тупой бескомпромиссности, как пишется в крымскотатарских газетах и на сайтах, я предлагаю для разрешения наболевших вопросов следующие решения.

1. Как известно, существует мнение, что в случае установления Святых Ворот мусульмане и верующие иных конфессий не смогут ходить к своим святыням: на кладбища, Чуфут-Кале и т. д.

Генеральный план монастыря, разработанный институтом “КрымНИИпроект”, по решению градо¬строительного совета Министерства архитектуры и строительной политики ПРЕДУСМОТРЕЛ ДВА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ВЪЕЗДА НА ТЕРРИТОРИЮ ЗЫНДЖЫРЛЫ МЕДРЕСЕ – с ул. Басенко – ПРЕВЫЙ – это старый въезд, который был закрыт еще руководством диспансера, и ВТОРОЙ – через р. Чурук-Су. Эти проходы либо проезды отражены на генплане, еще третий через территорию монастыря.

Поскольку речь идет о возможности прохода на Чуфут-Кале и к кладбищам по единственной дороге, идущей через территорию монастыря, я предлагаю верующим, не желающим ходить под Православным Крестом, выходить на эту дорогу, минуя Святые Врата. То есть входить через ул. Басенко, а затем через площадку мимо Святых Врат, выходить на подъем.

2. Также я предлагаю на месте ворот, отделяющих въезд на территорию заповедника (голубые ворота с проходной) ЗА СЧЕТ СРЕДСТВ МОНАСТЫРЯ И ЕГО СИЛАМИ установить врата с мусульманской символикой – с минаретами и полумесяцами, и установить памятную табличку, на которой указать, что эти врата – подарок Успенского монастыря, восстановлены по историческим данным. Все проезды и проходы – в общем пользовании, то есть я намерен простить врата, где будут мусульманские входы, а мне остается одна дорога через низ, где могут проезжать грузоподъемные машины.

3. Над Святыми Вратами монастыря НЕ УСТАНАВЛИВАТЬ СИМВОЛИКИ ПРАВОСЛАВНОЙ.

Это будут просто врата, отделяющие территорию монастыря от территории города. На Святых Вратах разместить сведения о том, что это воссозданные врата, взамен снесенных в период лихолетья.

4. На въезде в Старый город установлен памятник писателю, поэту, общественному деятелю Исмаилу Гаспринскому. Я как-то остановился возле него, смотрю, побелело одно место. Я думал, птицы обгадили, а оказывается, он сделан из гипса, и это краска облезла, и он имеет такой невзрачный вид. Я предлагаю сам лично дважды в год – весной и осенью – проводить его покраску пока буду жив. За других отвечать не берусь.

Также обустраивать территорию вокруг памятника – высаживать цветы и до поздней осени ухаживать за ними, озеленить эту территорию, потому что я видел, там начинали, все засохло, так никому и не надо. Я хочу показать, что не отношусь презренно к татарам и их Вере – несть иудей, ни еллин: несть раб, ни свободен несть мужеский пол, ни женский: вси бо едино есте о Христе Иисусе (Гал. 3: 26-28).

Кстати, Исмаил Гаспринский написал замечательные слова об отношениях татар к России:

“Я не пожертвовал бы одной капли чернила для этих заметок, если бы одну минуту сомневался в блестящем будущем своего отечества и живущего в нем мусульманства. Я верю, что рано или поздно РУССКОЕ МУСУЛЬМАНСТВО, воспитанное Россией, станет во главе умственного развития и цивилизации остального мусульманства” (И.Гаспринский, “Русское мусульманство”. – Симферополь, 1881 г.).

Кроме того, я предлагаю один раз в неделю вести службу в монастыре на крымскотатарском языке. Но этот вопрос, возможно, придется решить не здесь, то есть необходимо благословение митрополита. Но на самом деле гагаузцы прекрасно говорят на чисто турецком языке, и в Одесской области существует монастырь и существуют целые церкви, в которых говорят на татарском языке.

Считаю, что таким образом мы начнем восстановление того мира, спокойствия и лада, который существовал между монастырем, его наместниками и ханами до 1917 г., когда ни у кого из них не было друг к другу претензий ни по какому поводу, а были мир, совет да любовь.

Задумаемся над словами Священного Писания:

“Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог” (1 Кор. 3:17).

И в завершение хочется сказать устами Апостола Иакова: “Если у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога” (посл. Ап. Иак. гл.1 п.3,4,5).

И по отношению к торгующим. Я к ним никаких претензий не имею, они несчастные люди. Почему? Потому что если понимать, что человеку положено за воровство или за захват монастырской земли и территории, везде одни слова – смерть. Я только констатирую факт как человек, который облечен властью свыше. Не городской властью, а властью свыше. Вы знаете, что любой мулла, который полагается на мечеть, тоже облечен властью свыше. И поэтому я должен соблюдать все то, что предписано. Если бы я был госслужащий, как было в газете “Авдет” написано, я бы разговаривал совершенно по-другому. А на данный момент я облечен властью, которая загоняет меня в "квадрат". И я ничего сделать не смогу, потому что мне придется от своих же людей претерпеть гонение, то есть меня изгонят из монастыря. Поэтому, если на этой территории 0,1325 га стояли Святые Врата, милости просим государственные власти, если они так любезно относятся к монастырю и относились, пусть они построят в подарок мне эти Святые Врата. А если нет, я их построю и подарю вам. И чтобы на них написали, что эти врата восстановлены в точности. Единственное, в чем я не могу их в точности воспроизвести, это в том, против чего будет архитектура. Эти врата первоначально рассчитывались под телегу, а теперь их надо рассчитывать под кран или пожарную машину. Поэтому придется выполнить небольшое расширение этих Святых Врат, чтобы соблюсти стандарт, который требует архитектура.

И я думаю, что слова эти, которые везде звучат – «конфликт», «конфликт», «конфликт», «экстремизм», – прекратят свое существование. Потому что на Боге счастья ни мусульмане, ни православные не построят. И то, что меня врагом выставляют – увы! – несправедливо. Хоть бы и говорили, что это меня Россия спонсирует и т.д., но я как верующий человек могу руку на Евангелие положить, что это все силами и трудами братии, а также благодетелей, которые помогают.

А если вас интересует: еще есть такие архивные документы, которые гласят о том, что кое-какая земля, которая в монастыре, была выкуплена у татарского муллы. И тут очень интересно написано то, что он пишет. Расписка его собственной рукой написана, мы вам можем это дать, и на татарском языке вы сможете прочитать о том, что ни он, ни его потомки и последователи никогда не будут претендовать на эту землю. И она куплена за 400 тыс. серебром. Все то, что сделано, то сделано. Не нами, и не я эту землю брал. То есть, если вы сказали, что земля нам не принадлежит, давайте хоть говорить тогда о постройках. Святые Врата стояли. Поэтому, пожалуйста, восстанавливайте, берите средства, я буду только рад.

Так заведено, закон так монастырский гласит: пришел, принял постриг – не имеет права заканчивать жизнь в миру, то есть заканчивают там, в монастыре.

А что касается торгующих, я не буду говорить как священник, я скажу просто как человек, который имеет паспорт гражданина Украины. Я скажу следующее. Это недоработка властей, то что люди не имеют работы. У Бога не заработаешь, а наоборот проиграешь. Это знают как христиане, так и мусульмане. Поэтому они должны торговать на своем месте. Я посетил множество памятников истории и культуры как Греции, как Индии, как Синая, то есть Египта, так и многих других стран, и нигде, ни возле одного монастыря, ни одной церкви даже в Иерусалиме, я не видел торгующих. То есть торгующие должны занимать место там, у стоянки. Поэтому мыслить надо, и все это делать надо. А то, что мы стремимся отнять или продумать, и думать, что я мыслю, так сказать, жадно и упрямо, это несправедливо, потому что я многие предложения свои сказал, и я слово сдержу.

И думаю, если грамотно побеседовать с правоверными мусульманами, я не думаю, что они пойдут в атаку. Те ваши обвинения, что на нижней площадке будет расположена торговля от монастыря, я могу сейчас дать письмо о том, что там никогда не будет никакой торговли. Если я нарушу это – земля останется вам. Вы ее будете вправе забрать.

Вы спите все в теплых домах, я ни в коем разе не обличаю, я констатирую факт. Мы на это подвизались, нам все равно где жить. У нас большинство братии на досках спит. И все время поползновения: копают, носят, снимают… Никто ведь этого не знает. И вы никогда и не узнаете, потому что, чтобы все это видеть, необходимо там жить. А я там живу.

То же самое экскурсоводы, которые ходят и группы ведут. Знаете, они многократно всячески поносят монастырь. Потому что экскурсоводы не преподносят историю, а преподносят свои личные наблюдения и факты. Например, пороча братию монастыря, могут сказать: “Вчера он наркоман, пьяница, сегодня он монах”. А я скажу – дай Боже, чтобы ваши дети были не пьяницы и не наркоманы. Если они будут такие, вам придется бить челом и бегать искать не только в наркологических центрах спасения, но и обращение к Богу, чтобы Господь избавил человека. Что невозможно человеку, то возможно Богу. Поэтому я хотел бы, чтобы упорядочили экскурсии. А для того вторая часть врат может быть занята музеем, чтобы группы регулировать. И если прописаны будут часы, когда закрываются ворота, когда открываются, пожалуйста, все это можно делать, или писать, или строить, лишь бы был мир и благодать. То есть восстанавливайте обитель, любуйтесь, а мы будем, сколько это возможно, молиться и жить.

Я компромиссен только в пределах разумного. И, смею вам сказать, если вас интересует: в монастыре святой великомученицы Екатерины в Египте имеется мечеть на территории монастыря. Потому что, когда на Мухаммеда было гонение, он был в этом монастыре. И имеется булла, подписанная им и приложенная собственной рукой. Братия монастыря даже пошла на то, что его сокрывали, и в его пребывание была сооружена миниатюрная мечеть для того, чтобы он мог там помолиться, и которая сохранилась до сегодняшнего времени, что свидетельствует о неосквернении. Поэтому пусть мусульмане не грешат о том, что оскверняет то или иное, потому что все это доказательно, и доказать можно. Я считаю, что амбиции и зло необходимо растоптать, и чтобы в этом регионе Свято-Успенского монастыря существовало добро, то, которое я зачитал сейчас. Почему, потому что я претензий ни к караимам, а караимы ко мне, ни к мусульманам не имею, а мусульмане ко мне. Поэтому простите меня.

После выступления в зале, где 80% слущающих были настроены агрессивно против монастыря, царила тишина. И А. Таряник и И. Умеров, пораженные речью настоятеля монастыря и его неожиданными предложениями, не имели что возразить против них. И в заключение А. Таряник выразил благодарность за них и сказал, что дальнейшие попытки поиска новых предложений он отменяет, а должен обсудить эти с религиозными представителями мусульманства.

Когда верстался номер

Увы, дорогой читатель! После совещания с мусульманскими лидерами в Бахчисарайской райгосадминистрации приняли решение подавать в суд на отмену госакта и целостность монастыря.

Безумные люди в который раз решили идти против Бога.

назад 2 конец


Крымская Лавра ©2007-2014


webmaster